Рак почки

Утепление фасада стен дома или квартиры пенопластом "Роял Фасад".

Рак почки составляет около 2-3 процентов всех злокачественных опухолей. За последние 10-15 лет отмечен значительный прирост заболеваемости этой опухолью. Ежегодно она растет на 1-5 процентов, что составило около 50 процентов за последние 10 лет.

Несмотря на огромное количество исследований, посвященных раку почки, этиология этой формы опухолей до сих пор не ясна. Однако выделено несколько групп факторов риска, способствующих развитию данного новообразования.

Так, заболеваемость почечно-клеточным раком зависит от возраста и достигает максимума к 70 годам. Мужчины страдают данной патологией в два раза чаще, чем женщины.

На сегодняшний день доказано, что курение табака является одним из наиболее значимых факторов риска развития различных злокачественных новообразований. Риск появления опухоли почки у курильщиков обеих половых групп возрастает с 30% до 60% по сравнению с некурящим населением. При отказе от курения вероятность развития заболевания снижается.

Ожирение приводит к увеличению частоты заболеваемости почечно-клеточным раком на 20%. Колебания веса, а также значительное увеличение массы тела у взрослых являются независимыми факторами риска развития данной патологии. В нескольких эпидемиологических исследованиях было отмечено увеличение риска развития рака почки у больных артериальной гипертензией на 20%. Остается открытым вопрос, является ли причиной развития почечно-клеточного рака собственно гипертензия или развитие опухоли потенцируется применением разнообразных гипотензивных препаратов. Многие авторы связывают появление почечно-клеточного рака с использованием диуретических препаратов. Риск развития данной патологии у больных, получавших мочегонные средства по различным показаниям, составляет более 30%.

Отмечен повышенный риск развития почечно-клеточного рака при терминальной стадии хронической почечной недостаточности. В ряде работ отмечено увеличение заболеваемости почечно-клеточным раком у больных, страдающих сахарным диабетом.

Рак почки на ранних стадиях своего развития, как правило, ничем себя не проявляет. Классическая триада симптомов, описываемая ранее при раке почки у 15% больных (боль, макрогематурия и пальпируемая опухоль), в настоящее время встречается редко. В большинстве случаев заболевание протекает бессимптомно.

Клинические проявления возникают в основном при поздних стадиях. Среди местных симптомов наиболее часто отмечаются боль и гематурия. Боли в пояснице и животе возникают при инвазии или компрессии растущей опухолью окружающих структур, а также при почечной колике, обусловленной окклюзией мочеточников сгустками крови. Острая боль может быть следствием кровоизлияния в опухоль или ее разрыва с формированием забрюшинной гематомы.

Если опухоль почки осложняется формированием тромба в нижней полой вене (крупная вена , собирающая кровь от практически всей нижней половины туловища и нижних конечностей), то может возникать «синдром удаления нижней полой вены» - комплекс симптомов, вызванных резким замедлением и уменьшением объема кровотока в этом сосуде. Появляются отеки ног, расширение подкожных вен живота, варикозное расширение вен нижних конечностей, тромбозы глубоких вен нижних конечностей, увеличение ног в размерах.

Особенное место в клинической картине рака почки занимают симптомы, обусловленные метастазированием, так как более 25% больных имеют отдаленные метастазы на момент установления диагноза. Первым проявлением поражения легких являются кашель и кровохарканье. Костные метастазы могут манифестировать болевым синдромом, развитием патологических переломов, компрессией спинного мозга, появлением пальпируемой опухоли. Поражение головного мозга сопровождается быстрым появлением и нарастанием неврологической симптоматики. Множественные метастазы в печень могут проявляться желтухой.

Такие общие симптомы, как анемия, высокая СОЭ, потеря аппетита, похудание, слабость являются признаками поздних стадий.

Говоря о течении метастатической болезни при раке почки, нельзя не упомянуть о случаях спонтанной регрессии и стабилизации. Спонтанная регрессия отмечается у 0,4%-0,8% больных раком почки. Это касается в подавляющем большинстве случаев регрессии легочных метастазов. Стабилизация болезни, определяемая, как отсутствие роста и появления новых метастазов, наблюдается у 20-30% больных. С такой же частотой отмечается стабилизация болезни (отсутствие роста первичной опухоли) у больных раком почки без метастазов. Этот феномен должен учитываться при решении вопроса о хирургическом или системном лечении больных с высоким риском, которые в действительности, могут прожить дольше без всякого лечения.

По материалам сайтов:
http://www.netoncology.ru/
http://www.oncolog.su/

 

 

Лечение рака почки (Выдержки из рекомендаций по лечению почечно-клеточного рака EAU (Европейской урологической ассоциации))1

5. ЛЕЧЕНИЕ ЛОКАЛИЗОВАННОЙ ФОРМЫ ПОЧЕЧНО-КЛЕТОЧНОГО РАКА (ПКР)

5.1. Хирургическое лечение

До недавнего времени радикальная нефрэктомия, включающая удаление пораженного органа, являлась золотым стандартом лечения локализованного ПКР и до сих пор остается методом, дающим шанс на выздоровление.

Не существует доказательств о преимуществе определенного хирургического доступа. Доказано, что удаление ипсилатерального неизмененного (по данным КТ, МРТ до операции) надпочечника не является обязательным при стандартной нефрэктомии. Хотя имеется 2 исключения из данного правила:

• Опухоль больших размеров, располагающаяся в верхнем полюсе почки, с риском инвазии в ткань надпочечника.

• Опухоль более 7 см в диаметре, ассоциированная с повышенным риском метастазов в надпочечник.

Расширенная лимфодиссекция не улучшает выживаемость в группе больных без клинически определяемых увеличенных лимфатических узлов и отдаленных метастазов (УД — 1а). Для пациентов с пальпируемыми или определяемыми по данным КТ увеличенными лимфатическими узлами лимфодиссекция должна быть выполнена для обеспечения адекватного стадирования опухолевого процесса.

5.1.1. Эмболизация

Показания для эмболизации включают:

• пациентов с профузной макрогематурией, которые не могут перенести хирургическое лечение,

• перед удалением крупных паравертебральных метастазов.

Выполнение эмболизации перед стандартной радикальной нефрэктомией не улучшает результатов хирургического лечения (УД — 3).

5.1.1.1. Выводы

Радикальная нефрэктомия, выполненная по критериям Робсона, уже не является золотым стандартом при лечении малых опухолей почки (УД — 2b). Удаление ипсилатерального надпочечника не рекомендовано, если последний не изменен по данным предоперационной КТ (УД — 3). Примерно половина метастазов в надпочечник развивается при наличии большой опухоли верхнего полюса (УД — 3). Расширенная лимфаденэктомия не улучшает выживаемость в группе больных с клинически неизмененными лимфатическими узлами и без отдаленных метастазов и должна выполняться при подозрении (по данным КТ) на регионарное или отдаленное поражение для более точного стадирования (УД — 1b). Рак почки, сопровождающийся венозным тромбозом, имеет более высокую стадию и степень клеточной анаплазии опухоли (УД — 2b). Регионарные и отдаленные метастазы у больных с венозной инвазией встречаются в два раза чаще (УД — 3). Уровень биологической агрессии (атипии) в большей мере влияет на прогноз, чем уровень распространения тромба по венозной системе (УД — 3).


5.1.2. Органосохраняющее лечение

Стандартные показания к органосберегающему лечению могут быть разделены на следующие:

• Абсолютные — единственная почка (анатомически или функционально).

• Относительные — функционирующая контралатеральная почка при наличии интеркуррентного процесса, который может привести к ухудшению почечной функции в будущем.

• Элективные — локализованный рак почки при наличии здоровой контралатеральной почки. К относительным показаниям также следует отнести врожденные наследственные формы ПКР, имеющие высокий риск возникновения опухоли контралатеральной почки.

5.1.2.1. Выводы

Органосохраняющее лечение, выполненное при размере опухоли менее 4 см, позволяет достичь отдаленных результатов безрецидивной и общей выживаемости, сходной с выживаемостью больных, подвергнутых радикальной нефрэктомии (УД — 2b). Органосохраняющее лечение, выполненное по абсолютным, а не по элективным показаниям, ведет к увеличению частоты осложнений, а также более высокому риску появления местных рецидивов, возможно, из-за большего размера опухоли (УД — 3). Имеются данные, что выполнение радикальной нефрэктомии по сравнению с резекцией почки несет больший риск снижения почечной функции, приводящей к протеинурии и хронической почечной недостаточности (УД — 3).

В нескольких сериях наблюдений выполнение резекции почки при опухолях более 7 см в диаметре продемонстрировало отдаленные онкологические результаты, эквивалентные таковым после радикальной нефрэктомии. При радикально выполненной резекции почки в пределах здоровых тканей величина отступа от опухоли не влияет на вероятность возникновения местного рецидива (УД — 3).

 

5.1.3. Лапароскопическая нефрэктомия

С момента своего появления лапароскопическая нефрэктомия при ПКР стала широко распространенным методом во всех странах мира. В независимости от доступа, ретро или трансперитонеального, лапароскопический доступ должен соответствовать онкологическим принципам открытой нефрэктомии, заложенным Робсоном:

• Ранняя перевязка почечных сосудов до манипуляции с опухолью.

• Широкая мобилизация почки вне фасции Героты.

• Избегание контакта с опухолью или ее разрыва.

• Интактное удаление препарата.

При условии выполнения лапароскопической нефрэктомии опытным хирургом и соблюдении указанных принципов, на сегодняшний день лапароскопическая нефрэктомия может рассматриваться как стандартный метод лечения больных раком почки T1—2. Промежуточные результаты наблюдений свидетельствуют о показателях безрецидивной выживаемости, сравнимых с открытыми операциями.

5.1.3.1. Выводы

Лапароскопическая радикальная нефрэктомия является менее травматичным методом по сравнению с открытыми операциями (УД — 3). Эффективность контроля за опухолью при категориях T1—2 и, возможно, при T3a в опытных руках эквивалентна (УД — 3).

 

5.1.4. Лапароскопическая резекция почки

При достаточном опыте оперирующего хирурга, лапароскопическая резекция является равноценной альтернативой открытой операции у определенной категории пациентов. Оптимальным показанием к подобной операции является опухоль относительно малых размеров, расположенная на периферии. Предположительно, отдаленные результаты в группах открытых и лапароскопических резекций почки идентичны. Тем не менее на сегодняшний момент не существует крупных исследований, доказывающих этот факт при длительных сроках наблюдения. Признанными недостатками лапароскопического доступа являются более длительное время тепловой ишемии и больший процент интра- и послеоперационных осложнений по сравнению с открытыми операциями.

5.1.4.1. Выводы

Лапароскопическая резекция при ПКР технически выполнима (УД — 2b).

 

5.2. Альтернативные методы лечения

Предложенные альтернативы хирургическому лечению включают чрескожные малоинвазивные процедуры, выполняемые под контролем визуализирующих методик: чрескожная радиочастотная аблация (РА) [41, 42], криоаблация [43], микроволновая аблация, лазерная аблация, а также аблация сфокусированной ультразвуковой волной (HIFU) (УД — 2b). Возможные плюсы данных методик заключаются в меньшей травматичности, амбулаторном режиме лечения, возможности терапии пациентов с высоким хирургическим риском (УД — 2b).

Показаниями для малоинвазивных методов лечения, включая радиочастотную аблацию (РА), служат маленькие, случайно обнаруженные опухоли коркового слоя у пациeнтов пожилого возраста, а также больные с генетической предрасположенностью к множественным опухолям либо пациенты с единственной почкой или двусторонним поражением (УД — 2b). Противопоказаниями к вышеперечисленным процедурам являются: ожидаемая продолжительность жизни менее 1 года, множественные метастазы, техническая невозможность успешной процедуры вследствие большого размера или локализации опухоли. В целом опухоли >5 см, опухоли в области ворот почки, проксимального отдела мочеточника или центральной собирательной системы почки не рекомендованы к выполнению РА [45]. Абсолютными противопоказаниями являются необратимая коагулопатия или нестабильные состояния, такие как сепсис.

Несмотря на то что даже в группе больных с высоким риском частота осложнений невелика, требуются большие многоцентровые исследования для оценки онкологической эффективности и частоты осложнений по сравнению с открытой и лапароскопической хирургией.

5.2.1. Выводы

Упомянутые выше минимальные инвазивные методики в настоящее время имеют статус экспериментальных для лечения рака почки. Эффективность последних должна быть исследована более глубоко в рамках клинических исследований. Слабым местом аблативных методик можно считать невозможность гистопатологической оценки первичной опухоли. Несомненным достоинством является малая травматичность, позволяющая проводить лечение пациентам с тяжелым соматическим статусом, не неподходящих для традиционных хирургических подходов (УД — 3).

 

5.3. Адъювантная терапия

Существует доказательство того, что адъювантная противоопухолевая вакцинация могла бы увеличить выживаемость без прогрессирования у отобранной подгруппы больных раком почки со стадией Т3, подвергнутых нефрэктомии. Однако требуется дальнейшее подтверждение в отношении влияния данной терапии на общую выживаемость (УД — 1b). Прогностические алгоритмы должны помочь идентифицировать пациентов, которые более всего могут получить эффект от адъювантной вакцинации.

5.3.1. Выводы

Адъювантная терапия цитокинами не улучшает выживаемость после нефрэктомии (УД — 1b).

 

5.4. Хирургическое лечение метастатического рака почки (паллиативная нефрэктомия)

Хирургическое лечение приводит к излечению лишь при условии удаления всех определяемых опухолевых очагов. Для большинства пациентов с метастатической формой ПКР нефрэктомия носит паллиативный характер и необходимо проведение дальнейшего системного лечения. При метаанализе двух рандомизированных исследований, сравнивающих нефрэктомию с иммунотерапией и иммунотерапию без хирургического удаления первичной опухоли, было показано, что выполнение паллиативной нефрэктомии дает преимущество в выживаемости [51]. Паллиативная нефрэктомия показана пациентам, которые не только подходят для хирургического лечения, но и имеют хороший соматический статус.

5.4.1. Выводы

Паллиативная нефрэктомия в комбинации с интерфероном-альфа (ИНФ-альфа) улучшает выживаемость пациентов с метастатической формой ПКР и хорошим соматическим статусом (УД — 1b).

 

5.5. Удаление метастазов

Полное удаление метастазов улучшает клинический прогноз. Иммунотерапия, проведенная после хирургического удаления всех метастатических очагов или местного рецидива, не улучшает клинический прогноз (УД — 2b) [52—56].

5.5.1. Выводы

Удаление метастазов при ПКР играет определенную роль для улучшения клинического прогноза (УД — 3).

 

5.6. Лучевая терапия метастазов при ПКР

Лучевая терапия при метастатическом раке почки может быть использована у отобранных симптоматических пациентов при неудалимых поражениях головного мозга или костных очагах, не чувствительных к другим видам консервативной терапии.

5.6.1. Выводы

Лучевая терапия при метастатическом поражении может существенно облегчить симптомы, например уменьшить болевой синдром, исходящий из единичного костного поражения (УД — 2b).

 

6. СИСТЕМНАЯ ТЕРАПИЯ ПРИ МЕТАСТАТИЧЕСКОМ ПКР

6.1. Химиотерапия

В связи с тем, что ПКР развивается из проксимальных канальцев собирательной системы, данный вид опухоли имеет высокий уровень экспрессии гена множественной лекарственной устойчивости и его продукта P-гликопротеина, что является причиной резистентностик большинству химиопрепаратов. Похоже, что единственно эффективным является использование 5-фторурацила в сочетании с иммунопрепаратами.

6.1.1. Выводы

Относительно эффективным у больных метастатическим раком почки является использование 5-фторурацила в сочетании с иммунопрепаратами (УД — 3).

 

6.2. Иммунотерапия

6.2.1. Интерферон-альфа в монорежиме и сочетании с бевацизумабом.

В рандомизированных исследованиях ИНФ-альфа показал большую эффективность по сравнению с гормональной терапией при метастатическом ПКР. Частота ответов на лечение ИНФ-альфа составила 6—15%, с 25% снижением риска прогрессирования и скромным улучшением специфической выживаемости на 3—5 мес по сравнению с плацебо. В последнее время ИНФ-альфа в сочетании с бевацизумабом в качестве 1-й линии терапии продемонстрировал больший процент ответов на лечение и увеличениевыживаемости без прогрессирования по сравнению с ИНФ-альфа в монорежиме. Все современные исследования, сравнивающие результаты использования только ИНФ-альфа в качестве 1-й линии по отношению к антиангиогенным препаратам, отмечают преимущество при использовании сунитиниба, бевацизумаба с интерфероном или темсиролимуса.

6.2.1.1. Выводы

Монотерапия ИНФ-альфа в качестве 1-й линии лечения метастатического ПКР больше не рекомендуется (УД — 1b).

6.2.2. Интерлейкин-2

Интерлейкин-2 (ИЛ-2) используется для лечения метастатического ПКР с 1985 г. с частотой ответов от 7 до 27%. Оптимальный режим лечения не ясен, однако в отдельных случаях описана 10-летняя выживаемость при использовании болюсного высокодозного режима ИЛ-2. Терапия ИЛ-2 значительно более токсична, чем терапия интерфероном. По всей видимости, восприимчивым к терапии является лишь светлоклеточный вариант ПКР. ИЛ-2 не изучался в контролируемых рандомизированных исследованиях, сравнивающих его с лучшим вариантом симптоматической терапии.

6.2.2.1. Выводы

ИЛ-2 дает больше побочных эффектов, чем ИНФ-альфа. Высокодозный режим введения ИЛ-2 дает длительный полный ответ у ограниченного числа больных. ИЛ-2 остается единственным цитокином, подходящим для монотерапии у отобранных больных с хорошим прогнозом.

 

 

6.3. Ингибиторы ангиогенеза

Последние достижения молекулярной биологии позволили разработать нескольконовых препаратов для лечения метастатического ПКР (табл. 4). В процессе канцерогенеза при спорадическом ПКР происходит аккумуляция HIF вследствие инактивации гена Гиппеля — Линдау (VHL), что приводит к гиперэкспрессии VEGF и PDGF, каждый из которых стимулирует неоангиогенез. Данный процесс имеет большое значение в развитии и прогрессии ПКР. На сегодняшний день синтезировано 4 таргетных препарата, разрешенных к использованию в США и Европе для лечения метастатического рака почки:

• Сорафениб (Нексавар)

Сунитиниб (Сутент)

• Бевацизумаб (Авастин) в комбинации с ИНФ-альфа

• Темзиролимус (Торисел)

Некоторые другие новые препараты, направленные на подавление ангиогенеза, находятся на стадии изучения, так же как и сочетания данных препаратов друг с другом или с цитокинами.

6.3.1. Сорафениб

Сорафениб — пероральный мультикиназный ингибитор с активностью, направленной против Raf-1 серин/треонинкиназ, B-Raf, VEGFR-2, PDGFR, FLT-3 и c-KIT. Исследование III фазы, сравнивающее сорафениб и плацебо после неуспешной иммунотерапии, показало 3-месячное увеличение беспрогрессивной выживаемости при использовании сорафениба. Выживаемость увеличивалась и у больных, получавших сначала плацебо, а затем сорафениб.

6.3.2. Сунитиниб

Сунитиниб — ингибитор оксиндол тирозинкиназы. Данный препарат селективно подавляет PDGFR, VEGFR, KIT, FLT и имеет противоопухолевую и антиангиогенную активность. Исследования II фазы с использованием сунитиниба в качестве второй линии терапии у пациентов с метастатическим ПКР показали частичный ответ на лечение, равный 34—40%, и стабилизацию более 3 мес у 27—29% пациентов. В недавнем исследовании III фазы, где сунитиниб сранивался с ИНФ-альфа в качестве 1-й линии терапии, сунитиниб показал большую беспрогрессивную выживаемость, чем при терапии ИНФ-альфа (11 мес против 5 мес соответственно, p<0,000001). Результаты позволили заключить, что монотерапия ИНФ-альфа уступает терапии сунитинибом в группе низкого и промежуточного риска при метастатическом ПКР. Общая выживаемость была равна 26,4 и 21,8 мес в группах сунитиниба и ИНФ-альфа соответственно (p=0,05).Среди пациентов, изначально получавших терапию ИНФ-альфа, а затем сунитиниб (n=25), медиана выживаемости равнялась 26,4 мес против 20 мес для получавших сунитиниб и ИНФ-альфа соответственно (p=0,03). Для пациентов, не получавших какой-либо дополнительной терапии после окончания исследования, медиана общей выживаемости достигла 28,1 мес для сунитиниба в сравнении с 14,1 мес при использовании ИНФ-альфа (p=0,003).

6.3.3. Бевацизумаб в монотерапии либо комбинации с ИНФ-альфа

Бевацизумаб представляет собой гуманизированные антитела, связывающие изоформы VEGF-A. Бевацизумаб в режиме 10 мг/кг каждые 2 нед среди цитокин-рефрактерных больных показал увеличение общего количества ответов (10%) и большую беспрогрессивную выживаемость по сранению с плацебо. Последнее двойное слепое исследование III фазы (n=649) сравнивало комбинацию бевацизумаба и ИНФ-альфа с ИНФ-альфа в монотерапии. Медиана общего ответа составила 31% в группе бевацизумаба + ИНФ-альфа по сравнению с 13% при использовании монотерапии ИНФ-альфа (p<0,0001). Медиана беспрогрессивной выживаемости существенно увеличилась с 4,5 мес при терапии ИНФ-альфа до 10,2 мес для схемы бевацизумаб + ИНФ-альфа (p<0,0001), но только в группе низкого и среднего риска прогрессирования. В группе пациентов высокого риска преимущества не было. Достоверные данные по общей выживаемости пока недоступны.

6.3.4. Ингибиторы мишени рапамицина млекопитающих

6.3.4.1. Темзиролимус

Темзиролимус — ингибитор киназы mTOR. Пациенты с метастатическим ПКР высокой категории риска были рандомизированы для приема темзиролимуса или ИНФ-альфа в монотерапии или в комбинации. В группе получавших темзиролимус общая выживаемость составила 10,9 мес в сравнении с 7,3 мес в группе ИНФ-альфа (p<0,0069). Тем не менее в группе, получавшей сочетание темзиролимус + ИНФ-альфа, общая выживаемость существенно не увеличилась.

6.3.4.2. Эверолимус

Эверолимус — пероральный ингибитор мишени рапамицина млекопитающих (mTOR). В недавнем исследовании III фазы сравнивались результаты лечения эверолимусом + поддерживающая терапия с плацебо + поддерживающая терапия в том же режиме среди пациентов, ранее получавших терапию анти-VEGF-агентами. Медиана выживаемости без прогрессирования составила 4 мес в группе эверолимуса и 1,9 мес в группе плацебо (p<0,001)

Таблица 4. Обновленные рекомендации для первой и второй линии терапии метастатического рака почки

Лечение

Группа риска или предшествующее лечение

Рекомендуемый препарат

1-я линия терапии

Низкий или средний риск

Сунитиниб

Бевацизумаб+ИНФ-альфа

 

Высокий риск

Темзиролимус

2-я линия терапии

Цитокины

VEGFR

mTOR(-)

Сорафениб

Эверолимус

Клинические исследования

 

6.3.5. Выводы

Ингибиторы тирозинкиназ (TKIs) увеличивают беспрогрессивную и общую выживаемость как в качестве 1-й, так и 2-й линии терапии метастатического рака почки (УД— 1b). Сорафениб доказал свою эффективность в качестве 2-й линии терапии после прогрессирования на фоне приема цитокинов (УД — 1b). Сунитиниб более эффективен, чем ИНФ-альфа, в качестве 1-й линии при лечении метастатического рака почки низкого или среднего риска (УД — 1b). Комбинация бевацизумаба с ИНФ-альфа более эффективна, чем использование ИНФ-альфа в монорежиме при 1-й линии терапии метастатического рака почки низкого или среднего риска (УД — 1b). Монотерапия темзиролимусом в группе высокого риска метастатического рака почки является более эффективной, чем использование ИНФ-альфа или ИНФ-альфа в сочетании с темзиролимусом (УД — 1b). Эверолимус увеличивает беспрогрессивную выживаемость в группе пациентов, прогрессирующих на фоне применения ингибиторов тирозинкиназы. Роль новых препаратов в настоящее время изучается, так же как и использование различных лекарственных комбинаций. Существующие данные указывают на высокую терапевтическую активность новых агентов, способных стабилизировать метастатический рак почки на длительное время. Однако потенциальная польза от новых агентов должна быть сбалансирована с профилем возможной токсичности и качеством жизни пациентов (УД — 4).

Рекомендации

Сунитиниб рекомендован в качестве 1-й линии терапии метастатического ПКР низкого и среднего риска (СР — А).

• Бевацизумаб + ИНФ-альфа рекомендованы в качестве 1-й линии терапии метастатического ПКР низкого и среднего риска (СР — А).

• Сорафениб рекомендован в качестве 2-й линии терапии метастатического ПКР после прогрессирования на фоне приема цитокинов (СР — А).

• Темзиролимус рекомендован в качестве 1-й линии терапии метастатического ПКР высокого риска (СР — А).

• Эверолимус рекомендован в качестве 2-й линии терапии при прогрессировании на фоне использования ингибиторов тирозинкиназ (СР — А).

1.      Рекомендации по лечению почечно-клеточного рака, B. Ljungberg, D.C. Hanbury, M.A. Kuczyk, A.S. Mersenburger, P.F.A. Mulders, J-J. Patard, I.C. Sinescu -  Перевод и научное редактирование — д.м.н. В.Б. Матвеев (2009) - http://www.uroweb.org/professional-resources/guidelines/

 

[+]
  • Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • fresh color
  • warm color